Главная

Гостевая книга

Карта сайта

 

НЕ ПРОСТО УЧИТЕЛЬ...

(Ф. Сологуб в Крестцах)

В.В.Абрамов, 

канд.  ист. наук, краевед

Некоторые места в России настолько связаны с именами писателей, что являются неотъемлемой частью их жизни, их творчества. Лермонтов и Пятигорск, Л.Толстой и Ясная Поляна, Ф.Достоевский и Старая Русса. Достоевский в романе "Братья Карамазовы" настолько реально описал Старую Руссу и ее обитателей 70-х гг XIX столетия, что это трудно принять за вымысел, и там сейчас водят по городу экскурсии. Крестцы нашли отражение в русской литературе? Видимо, этот вопрос приведет читателя в недоумение, и он решительно скажет "нет". И все же такое изображение в литературе есть, и относится оно к первой половине 80-х гг XIX столетия.

В сентябре 1882 г. ученики Крестецкого городского 3-х классного училища (в нем учились 6 лет) познакомились с новым учителем Тетерниковым Федором Кузьмичем. Он приехал сюда из Петербурга после окончания Учительского института и с первого дня горячо взялся за дело "сеять доброе и разумное". Впрочем, планы и стремления молодого наставника часто встречали непониманием и равнодушием. Многим мещанам, купцам и чиновникам энергия молодого учителя казалась странной и даже подозрительной. Первое впечатление от школы у Федора Кузьмича - это прежде всего исключительная бедность многих подопечных. Некоторые ученики были постоянно голодны, кое-кто из них не мог ходить на уроки из-за отсутствия обуви. Из записок Федора Кузьмича: "Ерушковский - ученик 2 класса бегает из дома босиком в небольшие морозы". Молодой учитель много и плодотворно работает. Обнаружив слабую подготовку учеников, он перестраивает учебный процесс, организует дополнительные занятия, печется о новых учебниках, пишет статьи о своем опыте в журнале "Русский народный учитель". Но и этого ему мало, он интенсивно пишет стихи, рассказы, берется за большой роман...

Так началась в Крестцах трудовая деятельность Ф.К.Тетерникова, который вошел в историю русской литературы под псевдонимом Федора Сологуба.

Многие его крестецкие ученики так до конца жизни, кажется, и не узнали, что Ф.Сологуб и их учитель Ф.Тетерников одно и то же лицо.

Ф.Сологуб (1863-1927) родился в С.-Петербурге в бедной семье. Отец портной, рано умер от чахотки, мать, по происхождению крестьянка Ямбургского уезда, работала в прислугах, стремилась дать сыну и дочери Ольге образование. Получив место учителя в Крестцах, Федор Кузьмич привез сюда мать и сестру, обзавелся небольшим хозяйством. Городок был совсем небольшой. Позже он рассказывал, что в Крестцах из каждого дома можно было увидеть поле. В темные вечера крестецкие обыватели ходили по улицам с керосиновыми фонарями, рискуя оставить обувь в непролазной грязи. За редким исключением все мещане, купцы и чиновники городка отличались духовной отсталостью, часто были подвержены пьянству. К крестецкому периоду Ф. Сологуба относятся и первые его публикации. Он много писал стихов, рассылал их по редакциям, но их не печатали. Только в 1884 г. ему удалось опубликовать стихотворение "Лисица и еж" в детском журнале "Весна". Следует сказать, что для детей Ф. Сологуб и позже много писал. Его детские стихи отличались лиризмом и хорошим знанием детской психологии. Уже после мастерство Сологуба росло, его стали печатать чаще, но всеобщая известность пришла к нему только в 1907 г. после выхода его романа "Мелкий бес". По своим литературным взглядам Ф. Сологуб принадлежал к символистам "старшего поколения", в свое время критики и литературоведы ставили его поэзию вместе с А. Блоком, а прозу - с Л.Андреевым и А.Куприным. Высоко ценил творчество Сологуба М.Горький.

Жизнь в Крестцах оказала глубокое, даже определяющее влияние на творчество Ф.Сологуба. В какой-то степени Крестцы и его обитатели нашли отражение в романе "Мелкий бес", где показан учитель Передонов и его окружение. Передонов под пером Сологуба стал символом всего костного, мерзкого в русской провинциальной жизни. Передонова и "передоновщину" как типичное явление использовал даже В.И.Ленин в своих статьях. И все же более точно, в полном смысле биографически, жизнь в Крестцах показана в другой работе писателя. Читая "Тяжелые сны", узнаешь Крестцы, видишь места, где действовали герои, автор описывает улицы, дома обывателей, их занятия, реку (он называет ее не Холова, а Мгла), острог (тюрьму), Летний сад. Последний идет под этим названием и упоминается несколько раз. Ф.Сологуб описывает и объекты, которые сейчас не существуют. Много раз упоминаются оборонительные валы, существовавшие со времен Екатерины II, которые прямоугольником с трех сторон окружали город. Они проходили по рубежу улиц Западной и Южной. В романе (и, надо полагать в действительности) по валам любили гулять крестецкие жители. Ходили они гулять и на реку, но не на Валдайский мост, а на остров, о котором сейчас, конечно, все забыли. Этот остров был довольно большим, и находился он у Еврейского кладбища, отрезанный от города старым руслом реки. На этой старице находился кожевенный завод купцов Мосягиных, отсюда произошло и название Заводской улицы.

По фамилии одного  из главных героев романа Мотовилова легко узнается предводитель крестецкого уездного дворянства барон В.П.Розенберг и все его семейство. До сих пор в Крестцах против Летнего сада стоит каменных двухэтажный дом Розенбергов. В саду, позади этого дома "под старыми липами", по воле писателя произошло убийство Мотовилова. Другой герой романа - Молин. В жизни это был коллега Ф.Сологуба по училищу - А.П.Григорьев, образ которого близок Передонову. Из-за этого Григорьева Федор Кузьмич и был вынужден покинуть Крестцы в конце лета 1885 г. "Дело Григорьева" (в романе - Молина)  подробно описано в "Тяжелых снах". А о действительных событиях мы узнаем из письма Ф.Сологуба В.А.Латышеву. История эта была очень неприятна Федору Кузьмичу, память о ней зачернили другие крестецкие воспоминания писателя. А случилось вот что. Учитель Григорьев А.П. поселился на семейной квартире Тетерниковых, здесь он питался (тогда говорили "имел стол") и пользовался другими бытовыми услугами. В городке об этом человеке ходила слава ловеласа и дамского угодника. В семье Федора Кузьмича была в услужении 14-летняя девочка, которую Григорьев склонил к сожительству.  Григорьев был посажен до суда в тюрьму. И тут-то в дело вмешалась общественность - крестецкие дамы, которые стали распространять по городу слухи о невиновности Григорьева. В конце концов "виновными" оказались свидетели, в числе которых оказалась и мать Ф.Сологуба - Татьяна Семеновна. "Дамское общество" через Розенберга В.П. стало шантажировать Федора Кузьмича, а когда тот не поддавался, стало распространять о нем и его семье самые невероятные и грязные сплетни. Таким образом, в глазах крестецких обывателей преступник превратился в пострадавшего героя, а честный принципиальный человек в подонка. Григорьев был выпущен на свободу, дело было прекращено. Это была победа зла. Правда, Григорьева из учителей выгнали, но это произошло уже по распоряжению из С.-Петербурга. Ф.Сологуб не мог больше оставаться в Крестцах, он перевелся учителем в г.Великие Луки. Так Крестцы потеряли хорошего педагога, да, видимо, лишились и литературной славы. Федор Кузьмич порвал всякие отношения с Крестцами. Похоже, что он здесь не оставил друзей своего круга. Но ученики, тоже его друзья, оставались. Издалека он за ними следил и по возможности помогал. В одном из писем сохранилась краткая характеристика ученику Овчинникову, который хотел поступать в Учительский институт. В личном литературном архиве Ф.Сологуба (он сохранился и находится в С.-Петербурге в "Пушкинском Доме") сохранились записи не менее чем на 200 жителей Крестец. В этих кратких записях (они идут по алфавиту) не только называются фамилии, имена, но кратко говорится о профессии, иногда прозвище, какие-то детали внешнего облика, психологическая характеристика. Эти записи - первоначальный материал, как бы мозаика, из которой писатель позже писал художественный образ своих героев.

Где жил Ф.Сологуб и его семья? Из записей видно, что в Крестцах он поменял 2-3 квартиры. В последний раз жил у Мельниковых. Из его записей: Мельникова - хозяйка последней квартиры, муж ее батрак, младшая дочь - красивая девка, забияка.

Ф.Сологуб не был сторонником большевиков и их преобразований, хотя и врагом коммунизма он тоже не был. Очевидно, поэтому его творчество долгие годы замалчивалось, хотя его книги и не запрещались. Только недавно его стали понемногу переиздавать, исследовать его довольно непростое и противоречивое творчество. Как и Ф.Достоевский, он пользуется интересом на Западе, в его творчестве ищут ответы и понимание "русской души". 

01.03.2001 СПб